show
show
Взгляд в цифровое будущее

Рынок стартапов в 2018: текущие тренды, техно вундеркинды и Fortune 500

18 Сентября 2018 18:42, UTC
Рынок стартапов в 2018: текущие тренды, техно вундеркинды и Fortune 500
Анастасия Ермолаева

Первый день конференции Block Seoul подошел к концу. Несмотря на то, что ICO все еще противозаконны в Южной Корее, как мы писали ранее, есть вероятность, что ситуация скоро изменится, и правительство снимет запрет на первичное размещение цифровых валют. В свою очередь, конференция дает возможность DLT-стартапам представить свои проекты инвесторам и познакомиться с ними для дальнейшего обсуждения их развития.

Анализ рынка DLT-проектов за август показал, что стартапы начинают переходить на более бизнес-ориентированные модели и направлять основную часть ресурсов на реализацию проектов. Столь позитивные изменения не могли не отметить инвесторы. Так, генеральный директор LDJ Capital Дэвид ДРЕЙК заявляет, что: «Появляется все больше ICO, в основе которых лежит реальный бизнес. И это то, во что я хотел бы инвестировать — в бизнес, который имеет доход не менее 3-10 лет. Они устанавливают и выстраивают отношения с клиентами, что позволяет им быстрее развиваться, продавая меньшее количество акций, чья стоимость при этом растет. Токены останутся доступны для продажи, что дает возможность акционерам иметь большую долю».

Другой инвестор, а по совместительству генеральный директор и соучредитель музыкального DLT-проекта Эрик МЕНДЕЛЬСОН считает, что реализация проекта должна быть приоритетом как для инвестора, так и для стартапа. Но как инвестору просчитать или предугадать, сработает ли проект? Прежде всего, господин МЕНДЕЛЬСОН советует обратить внимание на команду проекта: ее историю, опыт в организации схожих проектов, знания и специализацию в сфере бизнеса, в которой реализуется проект.

Стоит отметить, что основателями большего числа DLT-проектов являются довольно молодые люди, чей возраст, по мнению Эрика МЕНДЕЛЬСОНА, не должен волновать инвесторов: «Есть много ребят моложе меня, которые разбираются в технологиях куда лучше. Умные ребята знают свои сильные и слабые стороны. Если они понимают, что им не хватает опыта в ведении бизнеса, они ищут кого-то, кто может помочь им управлять компаниями». Между тем, г-н ДРЕЙК отмечает, что в целом многие представители молодого поколения в настоящее время имеют предпринимательскую хватку. В пример он приводит медиа инфлюенсеров, которые ежедневно получают уйму коммерческих предложений прорекламировать продукт или услугу бренда своей многомиллионной аудитории: «Они могут помочь нам с вами установить контакт с возрастной группой 11-15 лет. Парень может зарабатывать 300 000 долларов в месяц, а ему будет меньше 15. Он просто ребенок или уже CEO? Это огромный многомиллионный бизнес. Нам есть чему поучиться у этих ребят».

В свою очередь, опытные профессионалы, которые работали в компаниях из списка Fortune 500 и сейчас выходят на рынок с собственными DLT-проектами, не должны вводить инвесторов в заблуждение, будучи не всегда лучшей альтернативой юным коллегам. Им приходится сталкиваться не только с совершенно новой средой, где традиционные бизнес-механизмы и правила не работают, а только ждут урегулирования (если такое вообще произойдет), но и с отсутствием, возможно, опыта в области, в которой они решили запустить стартап. «Много опытных бизнесменов проводят ICO или запускают блокчейн-проекты. Им может быть уже за 40, а за плечами 20-30 лет работы в компаниях из списка Fortune 500, и при этом они выбирают проекты в сферах, в которых они ничего не понимают. Они используют свой предыдущий успех и репутацию, чтобы привлечь внимание инвесторов. Их успех в бухгалтерском учете не сможет гарантировать успех продовольственного DLT-проекта. Поэтому дело тут не в возрасте, а в специализации и уровне реализации проекта. Они могут быть богатыми, успешными бизнесменами с возможностью вложить собственные средства в начальный капитал стартапа, но DLT-проекты — это предпринимательский бизнес, и вы должны понимать, что какую бы сферу DLT вы ни выбрали, вы должны обладать опытом работы в ней и экспертными знаниями», — настаивает г-н МЕНДЕЛЬСОН.

Одним из наиболее важных вопросов как для молодых, так и для более опытных управляющих остаётся вопрос поддержки стартапов, в том числе им необходим доступ к знаниям, которых им не хватает для эффективного бизнеса. Акселераторы и инкубаторы могут дать понимание того, как должны выстраиваться бизнес-процессы, что позволит стартапам в будущем внедрить их в свою инфраструктуру. Но поддержка стартапов должна быть хорошо организована и носить системный характер. Только в таком случае рынок сможет достигнуть действительно высокого уровня прозрачности. Дэвид ДРЕЙК приводит США как пример страны, в которой «поддержка стартапов организована на очень высоком уровне», объясняя это тем, что: «Наша правовая система предусматривает возможность предъявить регрессное требование, что повышает уровень прозрачности — снижается общее количество мошеннических операций, взяток судьям, инвестировать в стартапы становятся безопаснее. В кризисное время все деньги всегда идут в Нью-Йорк. А государственные ценные бумаги Казначейства США — это безопасное убежище для ваших инвестиций».

Проанализировав команду проекта и сделав выводы относительно ее опыта и экспертизы, а также возможностей разрабатываемой ею технологии, инвестор смотрит, а реальный ли продукт стоит за бизнес-идеей проекта, которая, по мнению г-на МЕНДЕЛЬСОНА, в 95% случаев уже не является ключевым фактором, влияющим на решение инвестора. Традиционные акционерные компании, как правило, выходят на стратегических инвесторов с минимальным жизнеспособным MVP или полностью готовым продуктом. Такие инвесторы могут помочь стартапам масштабировать бизнес и выступить гарантом их надежности. Если продукта еще нет, важно, чтобы крупные институциональные инвесторы убедились в наличии ресурсов и возможностей, необходимых для создания этого продукта за короткий промежуток времени. Ситуация на рынке DLT остается высокорискованной, так как менее 20% проектов имеют MPV.

В прошлом году криптобум привлек огромное количество инвесторов, которые были больше заинтересованы в биржевой игре, нежели в стратегических инвестициях. Все их внимание было сосредоточено на покупке токенов. Они дожидались роста цен, а потом продавали, зарабатывая быстрые деньги. Этот легкомысленный подход, когда инвесторы недостаточно тщательно анализировали стартап-проекты, спровоцировал появление большого количества мошеннических ICO. Такие проекты могут привлекать инвесторов другими своими партнерствами, которые обычно заключены с такой же ненадежной DLT-компанией. Часто случается так, что у обоих проектов нет какого-либо уже созданного или хотя бы тестируемого продукта, есть только идеи, бизнес-план или white paper, что создает большие риски для потенциальных инвесторов. «Они, скорее всего, пытаются обмануть инвесторов, а, может быть, и самих себя. Или они просто очень наивны, раз не знают, что для партнёрства не достаточно просто двух идей», — отмечает г-н МЕНДЕЛЬСОН. Тогда как партнёрство DLT-проекта с традиционной акционерной компанией, которая уже прошла предварительный юридический аудит, может, напротив, служить показателем надежности и побудит других инвесторов рассмотреть такой проект для своих капиталовложений.

В целом, инвесторы стали более избирательными. Падение шумихи вокруг криптовалют вкупе с «медвежьим» трендом привело к оттоку капитала. Эрик МЕНДЕЛЬСОН считает: «При снижении объема финансирования сомнительные ICO — те, кто сотрудничает с другими идеями, а не реальным бизнесом — исчезнут, а те, кто на самом деле развивает свой продукт, смогут заинтересовать инвесторов. Сейчас рынок отсеивает проекты-идеи от стартапов с реальными бизнес-моделями и MVP, которые позволяют им заключать реально стоящие партнерства».
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите CTRL+ENTER
Оставить комментарий
Оставить комментарий
Сообщить об ошибке