show
show
Взгляд в цифровое будущее

Криптовалюта центробанков: кого ждет успех?

15 Октября 2019 17:14, UTC
Криптовалюта центробанков: кого ждет успех?
Александр БВ

Официальная государственная криптовалюта — это не оксюморон, не насмешка над идеалами людей, стоящих у истоков блокчейн-движения, это реальность — парадоксальный, противоречивый, но актуальный этап развития цифровой экономики.

Причины, а также возможные последствия возникновения и развития этого явления будут обсуждаться в одной из ближайших статей — в ежемесячной колонке о событиях цифрового мира. Сегодня — только примеры и факты.

Крипто-ренминби

Ренминби (人民币) — это официальное название китайской валюты, а юань — это ее единица. В августе стали известны планы Народного банка Китая о скором запуске собственной цифровой валюты.

Подробностей этого проекта известно не так много. Сообщают, что будет задействовано два уровня эмиссии: центробанк и крупные финансовые институты государства, каждый из которых получит законное право выпуска цифровых монет. Создатели обещают внушительную скорость обработки транзакций — до 300 тысяч в секунду.

Государственная цифровая валюта Китая не будет взаимодействовать с существующими криптовалютами. В перспективе предполагается ее распространение для финансовых операций с другими странами, но пока в планах только массовая апробация в расчетах внутри страны. Дата запуска выбрана подходящая: крупный праздник, один из дней традиционных массовых распродаж и шоппинга — День холостяка (Singles Day). Полагают, что одним из стимулов к старту распространения официальных цифровых денег Китая стали планы других крупных криптовалютных проектов — Libra от Facebook и TON от Telegram.

В свете последних новостей можно предположить, что китайские власти поторопились: с их конкурентами пока хорошо справляются североамериканские финансовые регуляторы, и нужды в спешном расчехлении орудий не было.

Тем более что проект цифрового юаня созрел отнюдь не недавно: его разработка была начата в 2014 году, а в состоянии готовности он находился около года — мог бы без проблем и еще подождать.

Стейблкоин против санкций

Petro Венесуэлы — криптовалютный проект, в успехе которого лично заинтересован президент этой страны, он его инициировал и активно продвигает. Но за успехами этой цифровой валюты наверняка с огромным интересом наблюдают многие — всё дело в целях, которые были поставлены перед Petro.

Преодоление санкций США, привлечение иностранных инвестиций и борьба с инфляцией — успешное выполнение хотя бы части этих задач вдохновило бы многие государства к использованию опыта Венесуэлы. К их огорчению, пока результатов нет.

White paper венесуэльской криптовалюты был разработан в конце 2017 года, а в начале следующего уже начались предпродажи, которые были организованы с помощью механизма ICO: премайнинг — распределение. Уже на этих этапах было допущено немало ошибок, которые стоили бы жизни большинству обычных криптопроектов.

Например, white paper Petro постоянно менялся, и за этими изменениями было сложно уследить даже создателям: сообщалось, что разное содержание документа на разных языках было обычным делом. Кроме того, менялись важные положения, которые в корне меняли структуру проекта. Еще пример: пункт white paper о максимальном количестве выпущенных монет изменился прямо во время пресейла: с неизменного объема — к разрешению дополнительных эмиссий в течение работы.

Непривычная, непрозрачная, изменчивая и неконтролируемая экономическая модель государственной венесуэльской криптовалюты тоже не добавляет ей привлекательности: в самом начале было заявлено о том, что один Petro жестко привязан к одному баррелю нефти в разведанных и подтвержденных запасах страны. Позже стало известно, что в обеспечение цифровой валюты также входят запасы других ресурсов: золота, бензина, алмазов. Официальный курс этой корзины объявляется централизованно, причины его движения неизвестны.

Технология, стоящая за воплощением Petro, тоже изменчива: вначале это был токен ERC-20 сети Ethereum, затем состоялся кратковременный переход на платформу NEM, позже специалисты обратили внимание, что white paper проекта до мелочей повторяет устройство другой криптовалюты — Dash.

Большая часть проблем цифровой валюты Венесуэлы лежит вне темы этого рассказа — в политике: внутренние и внешние противоречия и вызовы сильно влияют на успех проекта. Однако итог от этого не меняется: своих задач Petro не выполнил, и светлым его будущее сложно назвать.

Иранская государственная криптовалюта

Об этом проекте известно немного. Кроме коротких сообщений информационных агентств о том, что Иранский центральный банк приступает к выпуску собственной криптовалюты, которая будет обеспечена золотыми запасами страны, майнинг монет будет производиться несколькими доверенными частными IT-компаниями, а по функциональным особенностям эти токены не будут отличаться от зарубежных конкурентов, информации нет.

Интересен контекст, в котором эти новости появились: как и в случае Венесуэлы, старт проекта стал ответом на санкции США — для обхода ограничений на движение замороженных капиталов и запрета инвестиций.

Как и в случае с Китаем, ранее правительство Ирана выполнило ряд противоречивых действий: поддержало индустрию майнинга, потом обвинило майнеров в высоком потреблении электроэнергии, ввело ограничения на эту деятельность, далее было объявлено, что все сделки в криптовалюте на территории страны незаконны.

Если подобная последовательность действий — это своеобразный стандарт, и он должен предшествовать запуску других государственных криптовалют, то у блокчейн-сообщества появился надежный способ узнавать о намерениях правительств конкретных стран: разрешить крипту — легализовать майнинг — ограничить его — запретить крипту — выпустить государственную криптовалюту. Как говорится в серии популярных мемов, «вы находитесь здесь».

Иллюстрация: Steemit

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите CTRL+ENTER
Оставить комментарий
Оставить комментарий
Сообщить об ошибке