BTC $6273.12 -1.38%
ETH $201.01 -3.54%
XRP $0.497835 -4.59%
show
show
Цифровая Экономика:
Что получит глобальный рынок

Индия: вопросы КСО — еще один шаг к правовому регулированию цифровой экономики

22 Октября 2018 18:58, UTC   |    462
Индия: вопросы КСО — еще один шаг к правовому регулированию цифровой экономики
Судханшу Чандра, Олег Колдаев

Верховный суд Индии пока так и не смог сформулировать правовую позицию по поводу законности обращения цифровых монет. Тем временем, крупнейший региональный оператор цифровых кошельков Zebpay перевел свой головной офис на Мальту. Нерешительность высшей судебной инстанции — главная причина ухода системообразующих компаний с индийского рынка.

А ведь многие говорили, что как только граждане получат доступ к электронным платежным системам, станет понятно будущее цифровых валют. Дескать, криптовалюты могли помешать денежной реформе, поскольку люди вкладывали сбережения в независимые токены.

Но если немного отстраниться от ситуации, станет понятно, что не только факторы глобальной экономической политики заставляют суд медлить. Индия испытывает острый дефицит правовых инструментов, регулирующих деловую сферу в целом. Напомним, в июле этого года судебная инстанция уже направляла в правительство 43-страничное заключение о необходимости подготовки пакета законов в цифровой отрасли. Сегодня судьям попросту не на что опереться для принятия решения. Тем более, что в этот процесс вмешиваются и политические факторы.

«В 2019 году в Индии должны пройти парламентские выборы, и поэтому правительство не хочет рисковать и вносить какой-либо революционный закон, который тем или иным образом отразился бы на деловой сфере, — говорит наш постоянный комментатор и автор Судханшу ЧАНДРА, адвокат Верховного суда Индии. — Возможно, поэтому Верховный суд и затягивает дело. Власти заняты предвыборной кампанией. Но вместе с тем Индия — быстро растущая страна, которая очень хочет войти в состав развитых государств мира. Но для этого нужно изменение в мышлении. Мало говорить о «цифровой Индии» и проводить демонетизацию, нам нужны законы, регулирующие деловой оборот. В том числе закон о криптовалютах».

Трудно не согласиться с экспертом. Но какой-либо нормативный акт, регулирующий оборот цифровых активов, не может появиться на пустом месте. Закон должен иметь под собой основу: правовую традицию, судебные прецеденты, систему действующих норм и правил, формирующую как структуру деловых взаимоотношений равных субъектов, так и отношение общества к бизнесу. При этом законотворческая деятельность опирается на сложный научный процесс, при котором учитывается множество факторов, делающих закон справедливым и сбалансированным. Поэтому мы публикуем интервью и научную статью Судханшу ЧАНДРЫ, посвященные регулированию корпоративной социальной ответственности. Возможно, эта тема и не имеет прямого отношения к цифровой экономике, но мысли, высказанные в ней, несомненно, будут интересны многим представителям бизнеса.

К тому же главная претензия регуляторов к компаниям, управляющим цифровыми активами, — их низкая социальная ответственность. Лишь небольшая часть предпринимателей задумывается о том, к каким социальным последствиям приводят те или иные бизнес-решения, и как это скажется на деловом климате в целом. Особенно в традиционном кастовом обществе.

BNT: Цифровая отрасль экономики еще очень молода, и далеко не все предприниматели имеют опыт современной организации бизнеса. Расскажите, что такое корпоративная социальная ответственность?

СЧ: Корпоративная социальная ответственность подразумевает такое управление бизнесом, которое позволит превзойти этические, коммерческие, общественные ожидания. В последние 20 лет произошли значительные изменения в характере трехсторонних отношений между компаниями, государством и обществом. Сегодня предприниматели осознали: помимо роста бизнеса, жизненно важно строить надежные и устойчивые отношения с сообществом в целом. И это один из ключевых драйверов подобных программ.

К примеру, опрос, проведенный ORG-MARG для TERI-Europe в нескольких городах Индии, показывает, что большинство респондентов считает, что компании должны нести полную ответственность за те сферы деятельности, которые они контролируют. Это включает в себя предоставление качественных продуктов и снижение цен, обеспечение того, чтобы операции были экологически чистыми, справедливое отношение к работникам без какой-либо дискриминации по признаку пола, расы или религии, применение международных трудовых стандартов и так далее. Кроме того, широкая общественность считает, что компании также должны нести ответственность за преодоление разрыва между богатыми и бедными, а также за сокращение масштабов нарушений прав человека, решение социальных проблем и повышение экономической стабильности.

Соблюдение норм Корпоративной социальной ответственности создает атмосферу доверия в обществе. Чего нельзя сказать об индийском социальном климате. Так, например, граждане боятся признаться, что инвестировали свои сбережения в виртуальные монеты. Полицейский чиновник, пожелавший остаться неизвестным, сообщил, что инвесторы опасаются обращаться в правоохранительные органы, даже если они пострадали от мошенничества с цифровыми монетами. "Люди полагают, что могут столкнуться с тщательной проверкой их финансового положения и происхождения доходов. Хотя нам и удалось отследить несколько инвесторов, потерявших деньги на махинациях с виртуальными активами, они не подали никаких претензий". Напомним, этот вопрос возник после истории с задержанием основателя ATC Coin Субхашчанда ДЖЕВРИЯ. По мнению следствия, он присвоил себе $11,4 млн (840 млн рупий).

При этом, по оценкам правительства Индии, общий ущерб от незаконной деятельности на цифровом рынке превысил $600 млн

BNT: Как может КСО повлиять на популяризацию цифровых компаний и на институализацию отрасли в целом?

СЧ: В эпоху глобальной конкуренции, снижения дифференциации брендов и увеличения медиа-хаоса компании выходят за рамки обычного маркетингового микса. У этого процесса одна цель — увеличить стоимость нематериальных активов. В том числе и цифровых монет. Тем более, что уже на протяжении многих лет происходит переход от функционально ориентированных к эмоционально и ценностно ориентированным брендам.

При этом Корпоративная социальная ответственность остается очень актуальным стратегическим маркетинговым инструментом. Многие компании используют ее как способ повысить свой имидж, сформировать собственный бренд и повысить лояльность сотрудников. По сути, это преднамеренное включение общественных интересов в процесс принятия корпоративных решений.

BNT: В концепции КСО большое внимание уделяется вопросам корпоративной этики. Насколько это важно для бизнеса?

СЧ: На мой взгляд, это очень существенный момент для предприятий. Этика КСО обязательно подразумевает практику применения социально принятых норм в отношении бизнеса. Иными словами, не делай другому того, чего не желаешь себе. В настоящий момент больше и больше корпораций рассматривают ее как вопрос управления и уже начали систематически заниматься этическим и правовым соответствием деятельности своих корпораций общественным ожиданиям. Этот тренд во многом продиктовал необходимость формального правового регулирования КСО.

Говоря о соблюдении этических норм во взаимоотношениях бизнеса и общества, нельзя забывать о том, что политика — не менее уязвимая область для социальных конфликтов. Вопрос о недоверии к цифровым активам был поднят властями после того, как Индийский национальный конгресс обвинил правящую Народную партию (BJP) в отмывании денег при помощи цифровых валют. Оппозиционные политики полагают, что партийные функционеры вывели через биржу, расположенную в городе Гуджарат, более $12 млн.

Наблюдать за расследованием финансового инцидента поручено Верховному суду Индии

BNT: Есть ли в Индии какие-то практические наработки в этой сфере?

СЧ: Новый законопроект, регулирующий деятельность компаний, подготовлен правительством Индии. Однако, к сожалению, он больше направлен на решение вопросов корпоративного управления и подотчетности. В нем не рассматриваются социальные последствия деятельности корпораций. Положения о социальной ответственности оттеснены в сферу добровольного применения. Но, как показывает практика, такие добровольные меры, как кодексы поведения или добровольная социальная и экологическая отчетность, не позволили добиться реальных изменений.

В ходе прошлогодних дискуссий о необходимости нового законопроекта выдвигались конкретные требования по внесению изменений в закон. Во-первых, он должен был обеспечить прозрачность в отношении социальных и экологических последствий: компании должны быть юридически обязаны отчитываться о последствиях как акционерам, так и общественности.

Во-вторых, должна быть прописана ответственность компаний. Их руководство, в частности, директора, должно нести реальную ответственность за социальные и экологические последствия своего управления. Включая принятие мер по минимизации любого вреда, причиненного работникам, местным общинам и окружающей среде.

В-третьих — подотчетность. Лица, пострадавшие в результате деятельности компании, должны иметь возможность возбуждать против нее иски в суде, особенно когда государственные средства правовой защиты являются неадекватными или недоступными.

BNT: Проводилось ли какое-либо сравнение индийского законопроекта с аналогичными законами, действующими других странах? Анализировался ли правоприменительный опыт?

СЧ: Да, мы проводили такое сравнение. Мы, например, сопоставляли индийский проект с Законом о компаниях Соединенного Королевства Великобритании. К сожалению, в нашем нормативном акте были выявлены пробелы в предполагаемом правовом регулировании.

В английском законе, в частности, говорится, что компании должны учитывать свое влияние на сообщество, а также видеть связь между финансовыми показателями компании и социальными и экологическими последствиями ее деятельности. Причем британским законодательством директорам компаний вменено в обязанность учитывать влияние бизнеса на ряд социальных и экологических вопросов и осуществлять публичный листинг, когда компании обязаны открыто сообщать акционерам о социальных и экологических рисках и возможностях, а также о проблемах сотрудников и рисках в цепочках поставок. В индийском законопроекте этого крайне не хватает.

Закон о компаниях действует в Великобритании с 7 августа 1862 года. С тех пор было множество редакций этого нормативного акта. Самой глобальной переделке он подвергся в 1998 году и стал после этого самым длинным законом Соединенного Королевства — 1300 статей и 16 приложений на 700 страницах.

Он регулирует все аспекты корпоративного управления и при этом имеет преимущество над другими нормативными актами, входящими в Английскую правовую систему. К примеру, согласно этому закону, директором компании в Англии можно стать в 16 лет, то есть до достижения возраста полной дееспособности (18 лет).

Нормы Корпоративной социальной ответственности, прописанные в законе, подразумевают и реальные экономические выгоды, например, льготный режим налогообложения для компаний, соблюдающих КСО

BNT: Какие же вопросы ставит перед руководителями организаций индийский законопроект? И может ли он как-то отразиться на деятельности компаний, оперирующих виртуальными активами?

СЧ: Проект закона о компаниях содержит обязанность директоров «содействовать успеху компании» и учитывать влияние деятельности компании на общество и окружающую среду. Возможно, это первый случай, когда статус обязывает руководителей рассматривать более широкие социальные вопросы, чем поощрение и страхование сотрудников. Впрочем, понятия «продвижение» и «успех» являются чрезвычайно субъективными.

При повышении подотчетности государственных органов за осуществление принципов добросовестной конкуренции при заключении государственных контрактов, как представляется, происходит сближение публичного и частного права. Положение о госконтрактах 2006 года устанавливает требования к государственным органам заключать контракты в соответствии с принципами конкуренции на открытом рынке. Новые правила кодифицируют возможность включения государственными органами соответствующих социальных и экологических соображений (в качестве технических спецификаций) в государственный контракт. Это, пожалуй, наследие Enron и WorldCom. Транспарентность становится все более актуальной в юридическом смысле, а не в результате социальной ответственности.

Основной обязанностью директоров цифровых компаний также является содействие ее успеху на благо акционеров, а именно держателей токенов. Важно отметить, что в законопроекте должно быть указано, что при выполнении этой обязанности директора должны также рассматривать вопросы, касающиеся сотрудников, поставщиков, клиентов, сообщества и окружающей среды. На практике это означает, что нарушение социальных и экологических стандартов может представлять собой финансовый риск для предприятия. Держателям бизнеса и руководителям необходимо будет лучше понимать, как они управляют социальным и экологическим воздействием компании. Необходима новая система подотчетности по обязательным показателям, помимо традиционных финансовых показателей деятельности.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите CTRL+ENTER
Оставить комментарий
Оставить комментарий
Сообщить об ошибке