show
show
Взгляд в цифровое будущее

2019 год: неудачи, провалы и разочарования цифровой экономики

11 Декабря 2019 11:33, UTC
2019 год: неудачи, провалы и разочарования цифровой экономики
Александр БВ

Libra и TON — они попробовали

Что случилось

Будущее двух перспективных проектов цифровых валют оказалось под вопросом из-за активного сопротивления со стороны государственных органов.
Facebook и Telegram несопоставимы по размерам, экономическим показателям и влиянию на рынок. Эти компании роднит то, что они владеют нужными технологиями и имеют все возможности для запуска глобальных проектов цифровых валют, платежных систем и платформ, на которых они будут работать.

При одном только появлении сплетен и обрывков кулуарных обсуждений проекты Libra и TON вызвали ажиотаж в прессе, массу споров, обрели многочисленных сторонников и противников. Поначалу Цукерберг и Дуров осторожничали, не раскрывая деталей и избегая лишней огласки. Заметим, что второй держался этой тактики до конца — широкая публика узнавала подробности о криптовалюте TON только из слухов и косвенных свидетельств.

Причина бурного интереса к цифровым валютам от этих компаний — все понимали: они не только обещают, но и сделают. Этот факт осознавали пользователи, инвесторы и регуляторы. И поэтому, когда Facebook раскрыл карты и продемонстрировал всем свои планы, противодействие Libra со стороны государственных органов вступило в острую фазу.

О планах же Telegram знал только узкий круг инвесторов — Павел ДУРОВ и другие руководители компании вели себя очень осторожно. Однако и эта тактика не увенчалась успехом: незадолго до планируемой даты запуска проекта и TON ощутил на себе противодействие властей.

Почему это плохо

Ситуация вокруг проектов цифровых валют двух этих компаний показывает отношение государств к самой идее альтернативных платежных и валютных систем — резко негативное.
Пока эти системы носят локальный характер и не могут распространиться достаточно широко — власти смотрят на них сквозь пальцы, лишь аккуратно расставляя вокруг ограждения и предупреждающие знаки (любая современная криптовалюта — иллюстрация такой политики). Но стоит появиться проекту с потенциалом стать глобальным, с широкой поддержкой пользователей — в ход идут жесткие меры, ограничивающие доступ инвесторов и препятствующие самому его существованию.

Что будет дальше

Волна, поднятая цифровой валютой от Facebook, еще не схлынула: представители регулирующих органов Азии, Америки и Европы уже не раз высказывались об угрозе традиционным финансовым системам от Libra, но новые негативные комментарии и запретительные законодательные акты продолжают появляться.

Запланированный на следующий год запуск цифровой валюты от команды Марка Цукерберга вряд ли состоится. Как говорил сам Цукерберг, проект приостановлен до тех пор, пока не будут решены все вопросы с регуляторами, а у последних, похоже, недостатка в вопросах не будет.

Судьба претензий Комиссии по ценным бумагам и биржам США к Telegram, по идее, должна решиться в ближайшие месяцы — судебные заседания запланированы, ответчики вызваны, но что-то подсказывает, что рассчитывать на позитивные решения в пользу TON не приходится.

WeWork — МыТонем

Что случилось

Единорог, икона стартап-движения, образцово-показательная компания новой волны попыталась выйти на IPO, провалила обязательную проверку финансовых показателей, получила целую гору негативных оценок и обвинений в прессе и пошла ко дну.
Шествие гиг-экономики, череда финансовых кризисов, проблемы на рынке недвижимости, возросшая мобильность пользователей и бизнеса — все эти тренды новой эры были успешно обыграны в бизнес-модели компании WeWork. С момента своего появления и до последнего времени компания успешно собирала инвестиции, увеличивая свою стоимость от раунда к раунду. В начале года говорили о том, что она составляет более 47 миллиардов долларов.

Инвесторы, среди которых были такие монстры финансового мира, как J.P.Morgan Chase, Goldman Sachs и SoftBank, щедро накачивали компанию капиталом. Это позволяло руководству WeWork проводить политику экспансии на другие континенты, поглощать многочисленные стартапы, скупать недвижимость и демонстрировать безудержный энтузиазм.

После того как в нынешнем году, планируя выйти на IPO, WeWork (если говорить точнее, то не WeWork, а We Company — материнская компания) представила на всеобщее обозрение свои финансовые показатели, отраженные в форме S-1 Комиссии по ценным бумагам и биржам США, начались проблемы. Выяснилось, что фирма только за прошлый год потеряла около двух миллиардов долларов. Эксперты проанализировали бизнес WeWork и пришли к выводу, что он в принципе не может быть прибыльным. Главе компании Адаму НЬЮМАНУ (Adam Neumann) припомнили его личный бизнес-джет, на котором он любит путешествовать по всему миру. Появились сообщения о составе руководящих органов WeWork, в которых почему-то оказалось много родственников Ньюмана. Были обнародованы обвинения в адрес руководства от сотрудников компании, которые заявили о притеснениях, угрозах и несправедливой оплате труда.

Почему это плохо

Провал WeWork — это прежде всего удар по репутации:
  • других стартапов — кто знает, какие скелеты в шкафу можно найти, если присмотреться пристальнее к нынешним звездам?
  • инвесторов — насколько неосмотрительными и неквалифицированными они были, переводя многомиллионные капиталы в пользу компании с убыточной бизнес-моделью?
  • всей цифровой экономики, наконец — если к WeWork присоединится хотя бы пара других единорогов, то кризис, видимо, будет неизбежен.

Что будет дальше

К настоящему времени компания WeWork стоит меньше, чем сумма всех собранных ею инвестиций, и падение продолжается. Вряд ли кто-то надеется, что дела у бывшей звезды стартап-движения скоро поправятся и всё вернется на круги своя: встанут в очередь неразборчивые инвесторы, взлетит бизнес-джет, продолжится безудержная экспансия ради экспансии, счета руководителей пополнятся многомиллионными зарплатами и премиями. Скорее всего, пробоина, которую получил этот корабль, находится гораздо ниже ватерлинии — он утонет. Вопрос лишь в том, не потянет ли это судно за собой другие.

Данные и грабли

Что случилось

В течение всего этого года с данными, которые, по идее, должны тщательно охраняться от посторонних, случилось много разного: потери, утечки, кражи, вымогательства. В общем-то ничего нового — всё это происходило и раньше. Поэтому правильнее было бы сформулировать вопрос так: чего не случилось?
Не случилось качественного изменения политик безопасности компаний и организаций. Не возникло всеобщего понимания важности надежного хранения и передачи информации.
Внедрение информационных систем, все более производительных, многосторонних, интеллектуальных, работающих с огромными объемами цифрового контента, происходит повсеместно. Потоки данных циркулируют вокруг нас, но нам и этого мало — человечество хочет умного окружения: жить в автоматизированных домах, ездить на самоуправляемых автомобилях в интеллектуальных городах.

Государственные и муниципальные власти оборудуют улицы, общественные места и дороги продвинутыми системами слежения и распознавания лиц, номеров машин, противоправных действий. Реестры и базы данных общегородских, общенациональных и международных систем становятся компьютерными, обзаводятся сетевыми интерфейсами и интеллектуальными алгоритмами обработки. Для всего этого хозяйства нужно еще больше информации, нужно еще быстрее ее передавать, нужны многоуровневые сети, нужны компьютеры, обрабатывающие информацию на местах и отправляющие ее в централизованные системы.

В современном мире люди, которые задумываются об опасности доступа посторонних к информации, видимо, находятся достаточно далеко от тех, кто принимает решения о разработке и внедрении информационных систем. Доказательства этого утверждения появляются чуть ли не каждый день: взломы, утечки, кражи данных.

Почему это плохо

Наверное, понятно и без лишних слов. Информация в чужих руках — это оружие, это капитал, это власть.
Лучше других осознают проблемы с защитой данных люди, чья личная информация попала в руки хакеров и стала предметом торга или была продана заинтересованным лицам. Немало нелестных слов в адрес беспечных администраторов и разработчиков информационных систем, наверное, могут добавить пациенты больниц, чье лечение было приостановлено из-за атак злоумышленников на медицинские компьютерные системы; или потребители, столкнувшиеся с отказом в обслуживании, необходимостью замены пластиковых карт, с потерей накоплений из-за взломов платежных и банковских систем.

Злая ирония состоит в том, что государственные интеллектуальные системы слежки, рьяно внедряемые властями многих стран для контроля за своими гражданами, очень легко становятся слабыми местами в общественной безопасности (интересами которой и объясняют их внедрение).

Наглядный пример — недавние сообщения в прессе о том, что система контроля и распознавания лиц, работающая в Москве, стала источником дохода для неустановленных лиц, имеющих доступ к ней. Эти люди продавали записи и результаты работы интеллектуального компьютерного комплекса. Что это как не брешь в системе безопасности общества и государства? Кто мог купить информацию? Только лишь любопытные журналисты и банальные преступники?

Что будет дальше

Вероятнее всего, ничего не изменится. Потому что нет никаких предпосылок для этого. После каждого нового скандала с утечкой, потерей или кражей данных появляются рапорты о закрытии брешей в системах безопасности и расследованиях, но общих выводов, за которыми следуют системные шаги, не следует.

Происходящее сейчас напоминает действия человека, наступившего на грабли. Пытаясь защитить свой лоб от новых ударов, он наматывает на него толстый слой бинта и храбро делает новый шаг. Зачем смотреть под ноги? Зачем убирать грабли с дороги? Зачем думать?
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите CTRL+ENTER
Оставить комментарий
Оставить комментарий
Сообщить об ошибке